Высказывания «идиот», «фашист» при определенных обстоятельствах могут считаться критикой 03.12.2020

В Страсбурге еще раз напомнили, что наказывать журналистов за публикации, в которых есть оценочные суждения, нельзя. В битве свободы слова и репутации отдельного лица побеждает первая, потому что свободные средства массовой информации - важный элемент демократии. // 03.12.2020

Нацизм не волнует суд

Европейский суд по правам человека в решении от 5.11.2020 по делу «Balaskas v. Greece » разбирался с правом на свободу слова, оценочными суждениями и защитой репутации человека.

Директор одной из школ разместил в персональном блоге статью о массовых студенческих восстаниях 1973 года, что прошли в политехническом университете и привели к падению военной диктатуры в Греции. Свое сообщение автор приурочил к годовщине события. После этого журналист местного издания Ефстратиус Баласкас обнародовал на его страницах свою статью о директоре. Репортер написал: «Местный неонацистский директор вернулся. Воспользовавшись годовщиной студенческих восстаний и терпимостью руководства, теоретик и адепт партии «Золотая заря» разместил в своем блоге неофашистскую блевотину ».

Публикация возмутила директора, и он подал на Е.Баласкаса заявление о клевете, распространенную через прессу.

Местный суд установил, что некоторые высказывания в публикации представляли собой оценочные суждения и характеристики, а не факты. Также суд отметил, что некоторые высказывания были направлены на то, чтобы оскорбить честь и подорвать репутацию директора. Аргумент ответчика, что цель публикации - информирование читателей, не был принят. По мнению Фемиды, необходимость информирования общества могла быть удовлетворена с использованием более достойных слов. Поэтому суд изменил обвинение с клеветы на оскорбление чести и приговорил журналиста к 3 месяцам лишения свободы условно.

Несогласный с таким решением, Е.Баласкас подал апелляционную жалобу, в которой отмечал, что он реализовал свое право на свободу слова. Кроме того, все характеристики директора школы основывались на ряде доказательств. В частности, тот время от времени размещал на своем сайте публикации про арийскую расу, национал-социализм и евреев. Союз преподавателей Греции публично осуждал взгляды директора. На основании таких данных и была сделана публикация. Впрочем, апелляционная инстанция оставила решение без изменений.

Тогда медийщик подал жалобу в апелляционный суд по вопросам права. Однако и кассационная жалоба была отклонена.

Неудачная стратегия

После изменения поля противостояния с греческого на Страсбургский стратегия правительства признать жалобу недопустимой не сработала. Представители страны утверждали, что в своих апелляционной и кассационной жалобах Е.Баласкас указывал на неправильное применение и толкование норм материального права. А вот о свободе слова речь не шла, потому кассационный суд был лишен возможности рассматривать вопрос о возможном нарушении ст.10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заявитель же настаивал, что, хотя он и не ссылался на ст.10 конвенции, суть жалобы сводилась к нарушению гарантий свободы слова. Кроме того, репортер вспоминал о роли СМИ в жизни общества.

Заслушав доводы сторон, ЕСПЧ еще раз напомнил, что правило об исчерпании всех внутренних способов защиты должно применяться без чрезмерного формализма. Нет необходимости, чтобы право, гарантированное конвенцией, прямо затрагивалось в ходе судебного разбирательства при условии, что жалоба, по сути, касалась предусмотренных конвенцией гарантий.

В кассационной жалобе Е.Баласкас утверждал, что часть фраз в скандальной статье была оценочными суждениями. Он отмечал о законном праве журналиста информировать общественность и подвергать критике опубликованные материалы. Поэтому Суд считает, что заявитель хотя и косвенно, но жаловался на нарушение принципа свободы выражения мнения. Поэтому жалобу признали приемлемой.

Несоизмеримы санкции

Журналист утверждал, что судимость нарушила его право на свободу выражения взглядов. Ведь его наказали за оценочные суждения, которые имели под собой достаточное фактическое основание. Кроме того, суды Греции не приняли во внимание исторического и политического контекста.

В качестве доказательства правдивости своих выводов Е.Баласкас привел одну из статей директора под названием «Для меня большая честь называться национал-социалистом». Ссылаясь на прецедент и практику ЕСПЧ, журналист отметил, что его осуждение стало несоразмерным вмешательством в профессиональное право и свободу слова.

Представители Греции отмечали, что действия Е.Баласкаса не подпадают под действие ст.10 конвенции, поскольку суды установили, что журналист хотел лишь оскорбить директора из-за клеветы. Важную роль играет лицо последнего, который является публичным лицом. Поэтому 3-месячный условный срок установил справедливый баланс между противоположными интересами участников спора.

Оценивая доказательства, Суд напомнил, что истинность оценочных суждений не подлежит доказыванию, в целом оскорбительные слова при определенных обстоятельствах могут считаться приемлемой критикой. В этом деле слова «неофашист», «нацист» были оценочными суждениями, но содержали под собой фактическую основу.

Хотя директор школы - это не публичная должность, он через блог постоянно распространял свои идеи и взгляды. Не стоит забывать и об особом статусе учителя, который является авторитетом для детей. Поэтому высказанная директором политическая позиция явно привлекала внимание общества, а потому журналист имел полное право информировать людей о подобных случаях.

В то же время ЕСПЧ пришел к выводу, что использованные обороты были резкими и провокационными, но не оскорбительными. Наконец, степень и характер строгости наказания не оправдали необходимости вмешательства в права журналиста. Несоизмеримые санкции всегда производят сдерживающий эффект на дискуссию в обществе.

Поэтому Евросуд сделал вывод, что ни первая, ни апелляционная инстанция не учла обязанность журналиста распространять информацию, затрагивающую общественный интерес. А особенно - сведения о взглядах лица, касающихся выполнения функций государства.

Забыли суды и про фактическую основу, которой была добросовестно подкреплена статья.

Как следствие, ЕСПЧ признал Грецию виновной в нарушении ст.10 конвенции. Размер возмещения материального ущерба составил € 1200. € 10000 пришлось на компенсацию за моральный ущерб, € 1200 - на покрытие судебных издержек.


Горячие предложения

Bookeeper

295 грн. у місяць

Онлайн бухгалтерія

для ФОП і малого бізнесу

перші 30 днів безкоштовно!

Кредиты на карту

более 30 онлайн-сервисов!

Ставка - от 0.01%

Срок - до 180 дней

Сумма - до 20 000 грн.

Документы - паспорт и код

Хотите получать уведомление на ваш email, когда мы опубликуем новые статьи?

также следить за обновлениями сайта можно в Facebook Instagram Twitter Viber Telegram

Поиск юристов и госорганизаций по крупным городам